Творчество Дмитрия Щедровицкого

Книги
 
Переводы на другие языки
Cтихи и поэмы
 
Публикации
Из поэтических тетрадей
Аудио и видео
Поэтические переводы
 
Публикации
Из поэзии
Востока и Запада
 
Библейская поэзия
Древняя
и средневековая иудейская поэзия
Арабская мистическая поэзия
Караимская литургическая поэзия
Английская поэзия
Немецкая поэзия
Литовская поэзия
Аудио и видео
Теология и религиоведение
 
Книги
Статьи, выступления, комментарии
Переводы
Аудио и видео
Культурология и литературоведение
 
Статьи, исследования, комментарии
Звукозаписи
Аудио и видео
 
Теология и религиоведение
Стихи и поэмы
Культурология и литературоведение
Встречи со слушателями
Интервью
Поэтические переводы
Тематический указатель
Вопросы автору
 
Ответы на вопросы,
заданные на сайте
Ответы на вопросы,
заданные на встречах
со слушателями
Стих из недельного
раздела Торы
Об авторе
 
Творческая биография
Статья в энциклопедии «Религия»
Отклики и рецензии
Интервью
с Д. В. Щедровицким
English
 
Яндекс.Метрика
 Теология и религиоведение    Книги

В главе 6 описывается недолгое (как мы уже знаем, двухлетнее)
правление мидянина Дария. В эти годы Даниилу пришлось пере-
жить великие испытания. Начались они с назначения его на но-
вую должность:

Угодно было Дарию поставить над царством сто двадцать
сатрапов…
…А над ними трех князей,— из которых один был Даниил…
(Дан. 6, 1–2)

Как соотносится это назначение с прежними высокими должно-
стями пророка, полученными им при Навуходоносоре, а в особен-
ности с провозглашением его царем Валтасаром «третьим вла-
стелином в царстве» (Дан. 5, 29)?

По-видимому, соотносится впрямую: из «Вавилонской хрони-
ки» Кира и трудов древнегреческих историков известно, что пер-
сидский завоеватель всячески старался угождать прежней вави-
лонской знати и не нарушать ни ее иерархии, ни законов и по-
рядков страны,— если только вельможи покорялись его власти.

Что же касается пророческой деятельности Даниила, она, ко-
нечно, тотчас стала известна новым властям, включая и истолко-
вание им таинственной надписи на стене. Последнее могло вос-
приниматься Дарием не только как поразительное пророчество, но
и как явное выражение проперсидской позиции Даниила, его не-
скрываемой симпатии к завоевателям. Если же еще учесть иудей-
ское, т. е. инородное по отношению к покоренным вавилонянам,
происхождение пророка, то это тем более благоприятствовало Да-
ниилу снискать милость Дария.




– 104 –



Даниил превосходил прочих князей и сатрапов, потому что
в нем был высокий дух, и царь помышлял уже поставить его
над всем царством. (Дан. 6, 3)

На первый взгляд, здесь определение רוח יתירא ‹ру́ах йатира́
«дух избыточествующий», «дух превосходящий» (в Синодальном
переводе «высокий») дано вне религиозного контекста (вне связи
с «духом святых богов»; ср. Дан. 5, 11–12) и означает внутрен-
нюю силу, соединяющую в себе высшую доблесть с необычайной
одаренностью. Именно эти качества наиболее ценились древними
персами. Но, однако же, представление о Духе Святом (на аве-
стийском языке Спэ́нта-Ма́йнью) и Его влиянии на нравственное
начало в человеке было свойственно зороастрийской вере. Напри-
мер, в Авесте, священном писании древних иранцев, говорится:

Святым Духом и Доброй Мыслью…
…Ему дадут [они] Целостность и Бессмертие…
Для Духа Святейшего здесь наилучшее
Языком-словами, в согласии с Доброй Мыслью,
Руками-делами, в Благочестии, будет делать
[человек]
C одною думою: «Он отец Истины,— мудрый».

«Ясна». Перевод С. П. Виноградовой 1

В приведенном тексте легко прослеживается связь между вдох-
новением Святого Духа (Спэнта-Майнью) и мышлением, речью
и деятельностью благочестивого мужа, целостного в своем добром
намерении и преданного Ахура-Мазде верховному светоносному
божеству.

Отметим, что эти представления зороастризма во многом совпа-
дают с учением Торы и Пророков, что и явилось одной из глав-
ных причин благоволения персидских царей к иудейской вере
и их содействия восстановлению иерусалимского Храма (II Пар.
36, 22–23; Ездр. 1, 1–4; Ис. 44, 28; 45, 1–6).

Истинно праведного мужа, чьи признаки описаны в приведен-
ных строках из Авесты, непреклонного в служении Всевышнему
и в добродетели, должен был опознать в Данииле царь Дарий.
Поэтому глубоко обоснованным явилось его желание «поставить
——————————————
1 Здесь и далее Авеста цитируется по изданию: Авеста в русских
переводах (1861–1996)
.— СПб.: Журнал «Нева»; Издательство Русского
Христианского гуманитарного института, 1997.



– 105 –



над всем царством» (т. е. сделать «первым министром») этого че-
ловека, полностью соответствующего зороастрийскому идеалу бла-
гочестия.

Тогда князья и сатрапы начали искать предлога к обвинению
Даниила по управлению царством… (Дан. 6, 4)

Такими происками сановники уже преследовали в свое время
друзей Даниила Седраха, Мисаха и Авденаго (Дан. 3, 8–12),
и притом по той же причине из зависти к их высокому положе-
нию. Теперь дошла очередь и до самого Даниила.

Интересно, что после провозглашения Иосифа «вторым после
фараона» в Египте (эпизод, вполне соответствующий возвышению
Даниила при Дарии) ни о каком проявлении зависти и зловредно-
сти со стороны придворных не сказано (Быт. 41, 38–44). Может
быть, именно поэтому вельможи фараона и оказались гораздо бо-
лее прилежными и способными учениками в области истинной ве-
ры, нежели вавилонские и персидские князья и сатрапы (ср. Пс.
104, 21–22 с Дан. 5, 4)…

Однако, как далее сказано, царедворцы Дария не смогли отыс-
кать повода к обвинению Даниила:

Но никакого предлога и погрешностей не могли найти, пото-
му что он был верен и никакой погрешности или вины не
оказывалось в нем. (Дан. 6, 4)

Слово שחיתה ‹шэхита́, переведенное здесь двояко как «по-
грешность» и как «вина», означает «вред». Именно во вредонос-
ной деятельности на погибель государства желали бы враги обви-
нить пророка, но не смогли (как известно, такая тактика обвине-
ния своих конкурентов была свойственна злодеям всех времен,
вплоть до настоящего: вспомним процессы против «врагов народа»
эпохи Сталина и т. п.).

И эти люди сказали: не найти нам предлога против Даниила,
если мы не найдем его против него в законе Бога его. (Дан.
6, 5)

Более точный перевод: «…поэтому найдем [что-либо] против не-
го в законе Бога его».

Слова зложелателей свидетельствуют о том, что им хорошо
известна сила единого Бога, защищающего праведника; известно
им также, что Даниил ни в чем дурном не повинен. Кроме того,
им знакомо (из Писания или понаслышке) положение Торы, со-


– 106 –



гласно которому осознанный грех против заповедей лишает чело-
века защиты свыше и влечет за собой наказание. Именно на это
они и рассчитывали либо заставить Даниила отказаться от мо-
литвы (и тогда связь его со Всевышним прервется), либо обвинить
его пред царем в том, что он постоянно молится своему Богу.
В последнем случае они должны были направить свои усилия на
то, чтобы выискать некое важное различие между религиозными
обязанностями евреев и персов. А уже затем найти в «законе
Бога его [Даниилова]» нечто, что пророк не посмеет нарушить,
и подстроить дело так, чтобы придраться к любимцу властелина.

Но ведь незыблемой заповедью собственной веры этих князей
и сатрапов было говорение правды и отвращение от хитрости и лжи!
В зороастрийском «символе веры» ясно сказано:

…Отрекаюсь в мыслях, в словах, в знамениях [делах]… от
всего друджевского [т. е. лживого: Друдж (Лжец) одно из
имен злого духа Ангра-Майнью.— Д. Щ.]. ‹…› Клятвой обя-
зуюсь вершить добрую мысль, клятвой обязуюсь вершить
доброе слово, клятвой обязуюсь вершить доброе деяние. ‹…›
Сия есть присяга Вере маздаяснийской.

«Младшая Ясна». Перевод В. И. Абаева

Зороастрийские божества всегда следовало почитать

…И мыслью, и делами,
И сказанными верно
Правдивыми словами.

«Ард-Яшт». Перевод И. М. Стеблин-Каменского

Именно эту зороастрийскую клятву нарушили сатрапы, изме-
нив тем самым основам собственной веры. За это их впоследствии
и постигла заслуженная кара (см. Дан. 6, 24).

Замысел придворных состоял в том, чтобы убедить Дария из-
дать указ о запрете для всех подданных в течение 30 дней обра-
щаться с просьбами к кому-либо, кроме самого царя. А после это-
го станет возможным уличить Даниила как молящегося «своему
Богу» в нарушении запрета (или же принудить его отказаться от
молитвы и тем самым лишить защиты Божьей).

Кроме этой явной цели заговор придворных имел и побочные:
во-первых, возвеличить Дария до положения божества (по приме-
ру прежних властителей Вавилона); во-вторых, ослабить в поддан-
ных всякое подлинное религиозное чувство, поскольку в установ-


– 107 –



ленные дни запрещалось «просить какого-либо бога» (ст. 6–7),
а не только человека (как известно, манипулирование религиоз-
ными чувствами народа одно из действенных средств управле-
ния им…). Наказанием нарушившему этот замысел сатрапов, воз-
веденный Дарием в закон, должна была стать смерть:

…Кто в течение тридцати дней будет просить какого-либо
бога или человека, кроме тебя, царь, того бросить в львиный
ров. (Дан. 6, 7)

«Львиный ров» часть зверинца, созданного еще ассиро-вави-
лонскими царями (его изображения сохранились на ассирийских
рельефах). Устраивая «охоту», цари приказывали выпускать
львов и убивали их, стреляя из лука или метая копье. После
персидского завоевания (а возможно, и ранее) «львиный ров» ис-
пользовался и для устрашающих казней мятежников.

Утвердив указ, который по закону мидийскому и персидскому
«не может быть нарушен» (ст. 8–9), Дарий стал невольным соуча-
стником преступного замысла своих придворных; таким образом,
часть вины лежала и на нем самом: ему явно льстили оказывае-
мые подданными божественные почести.

Даниил же, узнав, что подписан такой указ, пошел в дом
свой; окна же в горнице его были открыты против Иерусали-
ма, и он три раза в день преклонял колени, и молился сво-
ему Богу, и славословил Его, как это делал он и прежде то-
го. (Дан. 6, 10)

О молитве трижды в день в Писании говорится неоднократно.
Это соответствует порядку жертвоприношений (Исх. 29, 39; Лев.
2, 1). Так молился и Давид:

Вечером, и утром, и в полдень буду умолять и вопиять, и Он
услышит голос мой… (Пс. 54, 18)

Впоследствии такой порядок молитв утвердился во всех иудей-
ских синагогах и христианских церквах.

Молитва Господу часто совершалась коленопреклоненно (ср.
II Пар. 6, 13; Ездр. 9, 5). Лицом же молящиеся должны были об-
ращаться к возведенному Соломоном иерусалимскому Храму:

…И когда обратятся к Тебе всем сердцем своим и всею ду-
шою своею… и будут молиться Тебе, обратившись к земле
своей, которую Ты дал отцам их, к городу, который Ты из-




– 108 –



брал, и к Храму, который я построил имени Твоему,
Тогда услышь с неба… молитву и прошение их… (III Цар. 8,
48–49)

Итак, Писание предписывает молиться, обратившись лицом
к земле Израиля, к Иерусалиму и к Храму (в зависимости от мес-
тонахождения молящегося). В данном случае Даниил, находясь
в изгнании, на востоке от Святой земли, молился, обратясь лицом
к Иерусалиму, т. е. повернувшись к западу. У некоторых иудей-
ских общин так и осталось в обычае молиться на запад (хотя их
представители давно переселились в другие страны, иначе распо-
ложенные по отношению к Святой земле); другие молятся, обра-
тившись на восток (у евреев-ашкеназов место обращения во время
молитвы так и называется «мизрах», т. е. «восток», независимо
от местонахождения молящихся).

В христианских церквах алтари помещаются на восточной сто-
роне, что объясняют обычно с помощью сложных теологических
построений (основываясь на тексте Лук. 1, 78; ср., однако, Иез. 8,
16–17). Разные иудейские общины, даже проводя молитвенные со-
брания под одной крышей, придерживаются иногда разных ориен-
тиров при молитве (если две общины объединены в помещении
одной синагоги, то, например, ашкеназские евреи обращаются
к югу или востоку, где находится их аро́н-ко́деш (святой ковчег
со свитками Торы); евреи же горские и представители некоторых
других сефардских общин поворачиваются лицом к западу). Древ-
нее направление, подобно Даниилу, сохранили караимы, не утра-
тившие основного ориентира в этом вопросе указания Писания.

…Молитва Даниила включала в себя две части: он «молился»
и «славословил». Глагол צלא ‹цэла́ означает «поклоняться»; гла-
гол ידא ‹йеда́ значит «благодарить». Поклонение и благодарение
два состояния души, необходимые для истинного общения с Бо-
гом; без них нет молитвы.

В следующем стихе обозначены еще две важнейшие составляю-
щие молитвы, выраженные глаголами בעא ‹баэ́ «искать», «про-
сить» и התחנן hитхана́н› «взывать о милости», «просить»,
«сжалиться» (первый из этих глаголов арамейский, второй
древнееврейский). Прежде чем воззвать к Богу о милости (а Дани-
ил всегда умолял Его о прощении грехов своего народа и о жало-
сти к изгнанникам Дан. 9, 4–19), самого Всевышнего необходи-
мо «искать»; Его надо именно «найти», т. е. приблизиться к Не-
му, чтобы молитва оказалась действенной. А для этого требуется


– 109 –



войти в должное состояние духа, достичь того высокого уровня,
на котором присутствие Господа становится ощутимым.

…Далее описываются «решительные действия» сатрапов вра-
гов Даниила:

Тогда эти люди подсмотрели и нашли Даниила молящегося
и просящего милости пред Богом своим… (Дан. 6, 11)

Это, разумеется, и было целью зложелателей. Слово, переведен-
ное как «подсмотрели»
הרגשו hарги́шу›, означает в действитель-
ности «нагрянули», «ворвались»,— разумеется, чтобы застать Да-
ниила «на месте преступления». Затем, конечно, о «преступном
поведении» Даниила доложили Дарию, и, несмотря на усилия са-
мого царя спасти своего любимца, неотвратимый «закон мидян
и персов» был исполнен Даниила ввергли в ров со львами
(ст. 12–16).

…При этом царь сказал Даниилу: Бог твой, Которому ты не-
изменно служишь, Он спасет тебя! (Дан. 6, 16)

Произнес ли Дарий эти слова с надеждой на чудо, или с на-
смешкой? Этот вопрос разрешается дальнейшим повествованием:
царь не ел и не спал до утра, а на рассвете поспешил ко львиному
рву (ст. 17–19).

…И, подойдя ко рву, жалобным голосом кликнул Даниила,
и сказал царь Даниилу: Даниил, раб Бога живого! Бог твой,
Которому ты неизменно служишь, мог ли спасти тебя от
львов? (Дан. 6, 20)

Как видим, происшедшее было испытанием веры не только Да-
ниила, но и самого Дария: он ведал, что Бог, которому служит
Даниил,— Бог живой, в отличие от богов язычников! И теперь,
вынужденный «неизменным законом мидян и персов» обречь Да-
ниила на смерть, царь все же сохраняет в душе некую надежду на
этого Бога живого и одновременно «проверяет» Его могущество.

Тогда Даниил сказал царю: Царь! вовеки живи!
Бог мой послал ангела Своего и заградил пасть львам,
и они не повредили мне, потому что я оказался пред Ним
чист, да и перед тобою, царь, я не сделал преступления.
(Дан. 6, 21–22)

Два важных слова в этом стихе, переведенные как «не повре-
дили» и «не сделал преступления», восходят в оригинале к одно-


– 110 –



му и тому же корню חבל ‹хава́ль› «вредить». «Кто не вредит
людям, тому и львы не причиняют вреда» таков смысл употреб-
ленной здесь игры слов.

Тогда царь чрезвычайно возрадовался о нем и повелел под-
нять Даниила изо рва; и поднят был Даниил изо рва, и ника-
кого повреждения не оказалось на нем, потому что он веро-
вал в Бога своего. (Дан. 6, 23)

Видимо, Даниил был тщательно осмотрен «комиссией», наподо-
бие той, что исследовала состояние трех мужей, уцелевших в печи
огненной при Навуходоносоре (ср. Дан. 3, 27). Последние слова
стиха весьма знаменательны. Отсутствие вреда (тот же корень חבל
‹хава́ль›, что в стихе 22) проистекает из веры в Бога, о чем гово-
рится в притчах Соломоновых:

Кто пренебрегает словом, тот причиняет вред себе; а кто
боится заповеди, тому воздается. (Прит. 13, 13)

Причем воздаяние за исполнение Первой Заповеди «Я Гос-
подь, Бог твой…», тесно связанной со Второй Заповедью «Да не
будет у тебя других богов…» (Исх. 20, 2–6), как раз и выразилось
в чуде спасения Даниила от верной смерти.

Но совсем иное воздаяние постигло тех, кто злобно ополчался
на праведника, мечтая погубить его: их царь приказал бросить
в тот же львиный ров

…И они не достигли до дна рва, как львы овладели ими и со-
крушили все кости их. (Дан. 6, 24)

Образ льва весьма многогранный в Писании; в числе прочего
лев означает нечестивца, подстерегающего праведника и клевещу-
щего на него:

В надмении своем нечестивый пренебрегает Господа… во
всех помыслах его: «Нет Бога!»
‹…›
…Уста его полны… коварства и лжи…
‹…›
…Подстерегает в потаенном месте, как лев в логовище…
(Пс. 9, 25–30)

Понятно, что возрастив в своих душах подобных хищных
«львов», зложелатели Даниила и сами достались в пищу львам,
ибо воздаяние Божье соразмерно преступлению:




– 111 –



Приготовили сеть ногам моим; душа моя поникла; выкопали
предо мною яму, и сами упали в нее. (Пс. 56, 7)

говорит псалмопевец. Эти слова, в самом буквальном смысле,
мог бы повторить и Даниил.

…Чем же закончилась история с оговором и «казнью» Дани-
ила?—

После того царь Дарий написал всем народам, племенам
и языкам, живущим по всей земле: «Мир вам да умножится!

Мною дается повеление, чтобы во всякой области царст-
ва моего трепетали и благоговели пред Богом Данииловым,
потому что Он есть Бог живый и присносущий, и царство Его
несокрушимо, и владычество Его бесконечно…» (Дан. 6,
25–26)

Как мы уже говорили, подобно нескольким другим величай-
шим праведникам, Даниил удостоился того, чтобы его имя соеди-
нилось со святым именем Бога: Всевышний был назван «Богом
Данииловым»! Ведь Даниил, подобно патриархам и другим проро-
кам, способствовал прославлению Создателя устами царей и це-
лых народов.

В отличие от Навуходоносора, быстро забывшего о величии
святого Бога и о чудесах, Им явленных, персидские цари имели
более долгую и благодарную память. По мнению некоторых иссле-
дователей, иудейство было объявлено государственной религией
Древнего Ирана, по мнению других религией, которой цари осо-
бо покровительствовали (ср. Ездр. 1, ст. 1–4, 6, 11–12; 7, 12–26).

Дарий не только повелел всем подвластным народам «трепетать
и благоговеть» перед Богом единым (т. е. почитать Его и не пре-
пятствовать поклонению Ему,— а это значит, что иудейство объяв-
лялось верой признанной и чтимой), но и сам прославлял Всевыш-
него открыто, публично повествуя о Его могуществе и чудесах:

«…Он избавляет и спасает, и совершает чудеса и знамения
на небе и на земле; Он избавил Даниила от силы львов».
(Дан. 6, 27)

Надо думать, что именно после этих событий иудейство оказало
существенное влияние на зороастризм, еще более облагородив его
и приблизив его нравственные устои к библейским (а мы помним,
что и раньше зороастризм обладал многими благородными при-
знаками).

Вероятно, в это время были добавлены некоторые строфы
к гимнам Авесты, напоминающие псалмы Давида и писания про-


– 112 –



роков, например такие слова от лица Ахура-Мазды, высшего бо-
жества:

Творец я, Покровитель,
Хранитель и Всезнающий,
Мне Дух Святейший имя,
И мне Целитель имя…
…И Праведный мне имя,
Всеправедный мне имя…
…Мне Благодатный имя…
…И мне Всезрячий имя…
…Мне Созидатель имя,
Мне Охранитель имя,
И мне Защитник имя…
…Всеведающий имя…
…Мне имя Всетворящий…
…Мне имя Благотворный.

«Ормазд-Яшт».
Перевод И. М. Стеблин-Каменского

Так, под воздействием благодати Божьей, происходило исправ-
ление языческих представлений при соприкосновении язычников
с истинами библейской веры, так облагораживались учения пер-
сов благодаря чудесам Всевышнего…

И Даниил благоуспевал и в царствование Дария, и в царст-
вование Кира Персидского. (Дан. 6, 28)

Как мы помним, Киаксар, провластвовав в Вавилонии два года,
передал бразды правления непосредственно Киру. И все это время
Даниил «благоуспевал» был успешен как в правлении государст-
вом (Дан. 6, 2–3), так и в духовных познаниях: он получал откро-
вения свыше и выражал их в своих великих пророчествах. Им
и посвящено содержание всех последующих глав его книги.




– 113 –



 
 

Главная страница  |  Новости  |  Гостевая книга  |  Приобретение книг  |  Справочная информация  |