Творчество Дмитрия Щедровицкого

Книги
 
Переводы на другие языки
Cтихи и поэмы
 
Публикации
Из поэтических тетрадей
Аудио и видео
Поэтические переводы
 
Публикации
Из поэзии
Востока и Запада
 
Библейская поэзия
Древняя
и средневековая иудейская поэзия
Арабская мистическая поэзия
Караимская литургическая поэзия
Английская поэзия
Немецкая поэзия
Литовская поэзия
Аудио и видео
Теология и религиоведение
 
Книги
Статьи, выступления, комментарии
Переводы
Аудио и видео
Культурология и литературоведение
 
Статьи, исследования, комментарии
Звукозаписи
Аудио и видео
 
Теология и религиоведение
Стихи и поэмы
Культурология и литературоведение
Встречи со слушателями
Интервью
Поэтические переводы
Тематический указатель
Вопросы автору
 
Ответы на вопросы,
заданные на сайте
Ответы на вопросы,
заданные на встречах
со слушателями
Стих из недельного
раздела Торы
Об авторе
 
Творческая биография
Статья в энциклопедии «Религия»
Отклики и рецензии
Интервью
с Д. В. Щедровицким
English
 
Яндекс.Метрика
 Cтихи и поэмы    Из поэтических тетрадей    Стихи 2009 года    Стихи 2009 года

Стихи 2009 года

 

***

Случайными созвучьями влеком,

Увязнешь в них легко.

А лучшие стихи — под языком,

Как мёд и молоко.

 

Струится речь, как чистая вода,

Легка твоя стезя.

А главного — не скажешь никогда.

Да, видно, и нельзя.

 

2009

 

***

Сомненья кончились. На крыше,

В красе оранжевой — Саид,

Сбивая снег, на солнце рыжий,

Как памятник Труду, стоит.

 

А там, вдали, меридиан

Съезжает, плача по убитым,

И завывает океан —

Он недоволен нашим бытом.

 

А у Саида есть мечтанье —

Сбив снег, вернуться в близкий круг,

Где ждёт горячее питанье,

Где встретит девушка. Иль друг.

 

И, коль стихии не сотрут

Высокое паренье духа,

Мы выживем. И будет Труд

Об лёд лопатой биться глухо.

 

2009

 

***

…Но сердце в метельном метанье

Рыдает и жаждет припасть

К апрелю рассветному, к тайне

Мечты, оживляющей Страсть,

 

К источнику мысли весенней,

К тем снам, что растут за строкой,

Где слышится вышнее Пенье

И ум обретает покой.

 

2009

 

***

Воздетым к облаку молчаньем

Царит над полем зимний клён,

Пространства говором печальным

И страхом ветра убелён.

 

Он, пауза в их скорбной речи,

Он, мыслей снежных перерыв,

Ветвями пестует и лечит

Тревожный трепет четверых —

 

Земли и неба, ветра, снега,

Простор терпению уча,

И мука переходит в негу

Под ветвью властною врача,

 

Как под рукою дирижёра

Оркестр смиряет свой порыв,

Из тьмы желания тяжёлой

Дверь в просветление открыв.

 

…Воздетым к облаку молчаньем

Царит душа моя зимой

Над ветра зябкими речами

И лечит поля страх земной.

 

И, проникаясь этой дрожью

Охладевающих стихий,

К ним призывает милость Божью,

В страх речи низводя стихи.

 

2009

 

***

Огромное поле:

Казалось бы, вволю

Гуляй, да небес наблюдай чудеса…

Мир марли и боли?

Снег — россыпи соли?

Огромное поле — 

Но где же мой сад!?

 

Там тропки тенисты,

И, вверх или вниз ты

Идёшь, а лучи всё трепещут в листве,

Трепещут, как птицы,

И, что ни случится,

Ты с каждой травинкой в извечном родстве.

 

Дух, верой согретый!

Проси себе лета,

Лучей не слепящих — и тени проси,

От ярого света, пыланья Завета —

Укройся за ликами Древней Руси!..

 

…Не свет и не темень,

Но нет на нём тени —

На поле, где гаснут шаги, голоса.

Из мира метелей,

Тоски и смятенья

Уйдёшь — станешь тенью.

Но где же мой сад?..

 

2009

 

***

Куда уйти

От Вспышек Девяти —

И от Десятого, Сокрытого?

Так удалён, неведом скит Его,

Что даже сердцу не найти

Малейшего к Его жилищу следа.

Но всё ж — и с Ним идёт беседа

У живо-трепетной души,

И все желанья-крепыши

Рождаются от этой встречи тайной…

На грани мира, за окраиной

Реченья — духа — вещества,

Где в глине мысль едва жива

Умолкшим отзвуком Любови,

Где стражи мрака наготове

Стоят, в преддверье торжества, —

На Древе ночи, среди веток

Сухих, назначенных для Чёрного огня, — 

Вдруг вспыхивают Девять Светов,

И тот, Десятый, смотрит на меня, 

Столь удалён, незрим и кроток,

Столь близок, родствен и любим,

Что в отблесках последних, сотых, 

Всё так же цел и не дробим.

И высветляются пути

Из бездны — в лучезарный скит Его…

Куда уйти

От Вспышек Девяти —

И от Десятого, Сокрытого?..

 

2009

 

***

Из-за дальней кромешной черты,

Это мучится лес, а не мысли,

Березняк дрожит, а не ты.

 

Это день, а не взор твой, не светел,

Это дальнего грохота час.

Всё мощней, всё порывистей ветер,

Это ветер — не ангельский глас. 

 

Среди тьмы, среди ночи полдневной

Притаилась изба, не дыша.

Это стелется дым над деревней,

А не с телом простилась душа.

 

2009

 

***

Я участвую в Ваших романах,

Вашим взглядом на небо гляжу,

И в любовных признаньях обманных

Лучик райских услад нахожу.

 

Сколько лиц, сколько чудных видений,

Сколько судеб, с весною в ладу!

Я всмотрелся — но всё это тени,

Тени осени в Летнем саду.

 

Я скорблю, что сдает у Вас сердце

И что кратки осенние дни,

Что уже отворяется дверца

В Тёмный Свет, где мы будем одни.

 

2009

 

***

Новым эоном нам разум скрутило,

В красный закат окунулось светило,

 

Но не лишился я доли святой —

Медную чашу наполнить водой.

 

Медная чаша, древняя чаша,

Память сакрально-прозрачная наша,

 

Память о рае сквозь отблеск огня,

Вечной водой напоила меня.

 

Новых эпох тёмнокрасное брашно —

И прикоснуться, и вымолвить страшно —

 

Я отвергаю,

Отодвигаю:

Мне приготовлена чаша другая…

 

2009

 

Рассказ Путника

Я посмею Вас

Потревожить не на час, 

А на малое мгновенье,

На минуточку.

 

Уж тому идёт

И не месяц и не год,

А с весьма изрядным гаком —

Три столетия:

 

Правил Русью всей

Царь тишайший Алексей —

Божью Церковь разорял он

И расстраивал

 

При нём Никон жил —

Устав новый положил,

И на сорок толков

Церковь раскололася.

 

Вот тогда отцы,

Того века мудрецы,

В Стародубской древней волости

Сходилися:            

 

Стала мудрых рать

Громко небо вопрошать —

Мол, какой из этих толков

Верный-истинный?

 

Тут раздался гром,

Озарилось всё огнём,

И сошёл Господь на гору

На Городину.

 

И с тех пор Бог сил,

Плоть крестьянскую носил,

Называться стал

Данила свет Филиппович.

 

Из села в село

Слово Божье потекло —

Воскрешать по духу мёртвых

Силой истины.

И из града в град,

Где все души смертно спят,

Полилась из уст пречистых

Жизнь бессмертная…

 

Если ж этот так,

То другое всё пустяк —

Власть и войны, и наука

И политика.

 

Если Сам Господь

Снова принял плоть, —

Остальное прах и пепел

И ничтожество.

 

Все цари да короли

Перед Ним лежат в пыли —

Все как есть,

Включая Ленина и Сталина.

 

Так шептали нам, —

Я от деда слышал сам,

Да вот верить ли, не верить? —

Сомневаюся…

 

2009

 

***

А если знать всё слишком хорошо,

Не остаётся закутка для чуда.

И мир тогда — постылая лачуга,

А не волшебный дом, в который ты вошёл.                       

 

Да, только что вошёл. И каждый уголок

Таит нежданное. В упор смотреть не надо.

Для бокового зренья — не для взгляда

Прямого — всюду притаился Бог…

 

2009

 

Спонтанность

Деревьев марта нерасцветший танец —

Весна зимой.

Уколы солнца — острого, метельного,

Истратившего, до креста нательного, 

Своё тепло в позёмках казино.

Спонтанность.

Мы по мечтаньям узеньким скитались,

Досчатым переулочкам надежд.

Но разговор не ладился. Вернуться —

И до мимозы марта дотянуться,

В окошке детства бедного. Да где ж?..

 

2009

 

***

Высочайший Смысл присутствует

В городах и в облаках,

Тайну Жизни сердце чувствует,

Как ребёнка на руках, —

 

Леденея иль теплея,

То в аду, а то в раю,

Осязает всё смелее

Тайну страшную сию…

 

2009

 

***

Всё расставлено-рассчитано,

Вплоть до крынки молока.

Жизнь всё так же беззащитна,

И несносна и легка.

 

Так задумано-загадано,

До прощальной той меты,

Что уже и речь не надо нам

Отличать от немоты.

 

2009

 

Летнее небо

Как ненавязчиво и нежно,

Едва притрагиваясь к зренью,

Скользит в июне Небо между

Заботой нашей и сиренью!

 

И среди яви, среди сна ли

Вдруг обернётся к нам и ждёт —

Чего? Чтоб мы, смутясь, признали

Сирень — важнейшей из забот?..

 

2009

 

***

Поверь, что ты певец и вестник,

А весть — неведомо кому,

И только шумы крон древесных

Внимают пенью твоему.

 

Они на слово отвечают,

Восторг в их шелесте — и суд,

И сердце на ветвях качают,

И к смерти бережно несут.

 

2009

 

***

Ученье о Всеобщем Сне —

Великих Пробуждений корень,

Чей Плод над радостью и горем

Цветёт в незримой вышине.

 

Куда бежать, к чему стремиться?

Скреплён Седьмой Печатью ларь,

Где жизнь желанная хранится.

И нам дана — лишь вертикаль.

 

2009

 

***

Речь времён высокая, речь пространств прекрасная,

Мёд моим мгновениям, боль и плач — годам,

Речь, в которой сызмальства слухом я участвую,

Тайна, за которую жизнь свою отдам.

 

Грянет Слово горнее — и падут вериги,

И зарукоплещут воды всех морей.

Речь, запечатленная в Облаке и Книге,

Божья речь всемирная, речь любви моей!

 

2009

 

***

Печалью волны выстлав,

Уловишь в невод вен

Лишь пение Сирен

Да шёпот жёлтых листьев.

 

Так продлеваешь в мыслях

Молитву, встав с колен.

Так, прошлое исчислив,

Идёшь к нему же в плен.

 

2009

 

***

Лишь повторив, мы

Услышим… Лишь.    

Капают рифмы

С ветвей и с крыш

 

В городе этом,

Где тает ледок,

Родиться поэтом —

Не дар, а долг.

 

Не скажешь, кто там

Вначале спел.

Ведь к первым нотам

Влекла капель.

 

А слух расклёван,

Луча быстрей,

Щекотным словом

Трёх снегирей…

 

2009

 

***

А первый Свет — он здесь по-прежнему.

Он ближе ближнего. Нежнее нежного.

Он — первый, с кем ты в жизни встретился.

Он взором теплится. Он мыслью светится.

 

С ним никогда ты не расстанешься.

Им не забудешься. Тьме не достанешься.

Отступишь в дальность и забвение —

А он опять с тобой. А ночь — мгновение…

 

2009

 

***

Земных надежд закатный сад,

Осенних чувств прощальный взгляд,

 

Цветенья пышного итог:

Осталось несколько цветов.

 

О сердца боязный улов:

Семь флоксов, золотых шаров!

 

Сорвать ли их? Оставить жить?

Кому на память подарить?

 

Прощальный луч — и меркнет цвет

Роскошных трав и ярких лет.

 

И, прячась от ночной тоски,

Смыкает сердце лепестки.

 

2009

 

***

Цветы сомкнули чашечки, чтоб дню

Минувшему уже не пить из них

И новый смысл из темноты возник.

И перед ним я голову склоню.

 

Мрак единит. Почти различий нет.

Исчезло дня подробное меню.

Но дружествен душе парад планет.

И перед ним я голову склоню.

 

Я знаю: к Духу, словно дым к огню,

Относится сей мир, сей мрак ночной.

Но Дух — незримо зреет надо мной.

И перед Ним я голову склоню.

 

2009

 

***

Свод небесный возносит — и давит.

Непостижный, то лёгок, то грозен,

И пределы цветения ставит

Нежным судьбам и воинским розам.

 

Над забвеньем и памятью властен,

Он сгущает свой облачный лагерь.

Кровь живущих — из ливневой влаги.

Даже мышь я убить не согласен.

 

2009

 

***

Берёза могучая — мыслей сокровище наших,

О сила ветвей, поколеньями думы вбиравших,

О лиственный пир!

Ушедшие живы — им вслед многорукая машет,

И светел их мир.

 

Кто ж поднял топор — и родов единенье обрушил,

Сорвал покрывало с небес, бесприютные души

Навек сиротя?

Барометра стрелка к великой склоняется суши,

И плачет дитя.

 

2009

 

***

В саду играет скрипка

С левкоями меж нот.

Ещё одна улыбка,

И я у Ваших ног.

 

Как распахнул оконца

Наш деревянный сруб…

Одна улыбка солнца,

Движенье Ваших губ!

 

Обиделись? Да бросьте,

Там флейта, контрабас…

У нас такие гости

Бывают в жизни раз:

 

По тропкам стародавним

Гуляют и поют —

Давно под чёрным камнем

Обретшие приют.

 

Напевом вторят флейте

Умолкшие давно…

Налейте мне, налейте

Искристое вино —

 

Нет, не вино забвенья,

Чтоб слёз поток затих,

Но чашу вдохновенья,

Чтоб вспомнить каждый штрих!

 

Она играет — скрипка,

И светом залит сруб.

Ещё одна улыбка,

Одно движенье губ!

 

Возможно продолженье,

Любви спасенье — стих.

Ещё одно движенье,

И Вы меж рук моих!..

 

2009

 

***

Где полёт и лёгкость линий,

Где раздолье краскам,

Где вниманьем неба синим

Каждый клён обласкан,

 

Где ликует сад, объятый

Божьим состраданьем,

И где смотришь на меня ты

С тайным ожиданьем, —

 

Там опять я не отвечу,

Снова промолчу я,

Там о месте новой встречи

Думать не хочу я,

 

В золотом луче горящем,

В этой райской куще,

Там живу я настоящим —

Против тьмы грядущей.

 

Там ни шелеста, ни хруста,

Травы не пригнуты,

Так не обвиняй же чувство,

Что живёт минутой,

 

И душа не виновата,

Что молчанья хочет:

Там для света нет заката,

Нет грядущей ночи.

 

Но всегда из ночи тёмной,

С полуночной тризны,

Будет виден день огромный

Световой отчизны,

 

То безмолвие живое,

Всех мелодий краше,

То молчанье роковое

Пред разлукой нашей.

 

2009

 

***

…Пусть на губах — лишь вкус обиды,

Забвенья горький приговор…

Но крик в пустыне! Но акриды,

Но дикий мёд, но ветер с гор!

 

И стих бессмертный не записан:

Необорим никем, никак —

Он обретён! Он прянул к высям,

Он прям в цвету, он прян в веках!

 

2009

 
 

Главная страница  |  Новости  |  Гостевая книга  |  Приобретение книг  |  Справочная информация  |