Творчество Дмитрия Щедровицкого

Книги
 
Переводы на другие языки
Cтихи и поэмы
 
Публикации
Из поэтических тетрадей
Аудио и видео
Поэтические переводы
 
Публикации
Из поэзии
Востока и Запада
 
Библейская поэзия
Древняя
и средневековая иудейская поэзия
Арабская мистическая поэзия
Караимская литургическая поэзия
Английская поэзия
Немецкая поэзия
Литовская поэзия
Аудио и видео
Теология и религиоведение
 
Книги
Статьи, выступления, комментарии
Переводы
Аудио и видео
Культурология и литературоведение
 
Статьи, исследования, комментарии
Звукозаписи
Аудио и видео
 
Теология и религиоведение
Стихи и поэмы
Культурология и литературоведение
Встречи со слушателями
Интервью
Поэтические переводы
Тематический указатель
Вопросы автору
 
Ответы на вопросы,
заданные на сайте
Ответы на вопросы,
заданные на встречах
со слушателями
Стих из недельного
раздела Торы
Об авторе
 
Творческая биография
Статья в энциклопедии «Религия»
Отклики и рецензии
Интервью
с Д. В. Щедровицким
English
 
Яндекс.Метрика
 Теология и религиоведение    Книги

 

 

 

В 21-й главе Книги Исход содержатся не только предписания о рабах,
но и подробные разъяснения некоторых из Десяти Заповедей, прежде
всего Шестой («Не убивай»), соблюдение которой составляет важнейшую
предпосылку совместной жизни людей. С Шестой Заповедью связано сле-
дующее постановление:

Кто ударит человека так, что он умрет, да будет предан смерти… (Исх.
21, 12)

Израильский народ за время пребывания в египетском рабстве отчас-
ти утратил те чистые основы нравственности, которые были свойственны
его праотцам-патриархам (ср. Исх. 2, 13–14). И заповедь о любви к ближ-
нему, провозглашенная «голословно» без живых примеров ее осуществле-
ния, оставалась бы для израильтян в лучшем случае отвлеченным идеа-
лом. Прежде чем понять, что ближнего можно и следует любить, надо
научиться хотя бы ценить его жизнь, подобно собственной. Человек не-
просвещенный и необузданный может приобрести подобный навык только
через страх. Он должен понять, что с ним в наказание произойдет то же
самое, что он сделал своему ближнему. И дорожить чужой жизнью он
научится лишь тогда, когда поймет, что, убивая другого, рискует сам
быть убитым; нанося другому повреждение, может получить точно такое
же. Поэтому постановление «око за око, зуб за зуб» (Исх. 21, 23–25) не
является, как думают некоторые, «противоположностью» евангельской
заповеди о любви к ближнему, но оказывается ее необходимым предвари-
тельным условием! Прежде чем человек научится видеть в своем соседе
ближнего и любить его, он должен привыкнуть ценить саму жизнь сосе-
да и дорожить его глазом, зубом, рукой и т. д., как своими собствен-
ными. Постепенно, по мере того, как мрак полного эгоизма будет рассеи-
ваться, такой человек станет все лучше «различать» и весь облик своего
ближнего… Если же преступника не остановить в самом начале, то он не
научится даже элементарным основам обхождения с другим человеком:

Если нечестивый будет помилован, то не научится он правде,— будет
злодействовать в земле правых и не будет взирать на величие Господа.
(Ис. 26, 10)


                        

    – 435 –    
                                                                                                                                     


Однако что же делать с человеком, который убил другого неумышлен-
но? С подобным вопросом сталкивались законодатели всех времен и наро-
дов. Закон Божий отвечает следующим образом:

…Но если кто не злоумышлял, а Бог попустил ему попасть под руки
его, то Я назначу у тебя место, куда убежать убийце(Исх. 21, 13)

Такие места впоследствии были определены отдельно для каждой части
Святой земли: это шесть специальных «городов для убежища» (Числ. 35,
11–15), и еще таковыми считались все города, принадлежавшие левитам,
общим числом 42 (Числ. 35, 6–8). К этим особым городам были проложе-
ны прямые дороги из всех населенных мест, дабы невольный убийца мог
быстро достигнуть города-убежища, пока мститель за кровь (обычно из
числа родственников убитого) не успел его настичь (Втор. 19, 16).

…А если кто с намерением умертвит ближнего коварно, то и от жерт-
венника Моего бери его на смерть. (Исх. 21, 14)

Преднамеренное убийство, как мы видим, каралось смертной казнью.
Согласно талмудическому преданию, во всех тех случаях, когда род каз-
ни специально в Пятикнижии не оговаривается, имеется в виду удуше-
ние аналог казни через повешение (ср. Втор. 21, 22–23; Иис. Н. 8, 29;
II Цар. 21, 9). Убийца, умертвивший ближнего «коварно» (др.-евр. בערמה
‹бэ-орма́› буквально «по хитрости», «с умыслом»), должен быть казнен
даже в том случае, если он, по древневосточному (впрочем, известному
и древним грекам) обычаю, скроется в Храме и ухватится за «рога» (вы-
ступающие углы) жертвенника, ища защиты в святом месте. По другому
толкованию, и священник, потомок Аарона, служащий в Храме, подле-
жит такой же каре за убийство, как и всякий другой.

Заповеди Декалога призваны быть жизненным руководством и для от-
дельного человека, и для всего общества. Так, например, заповедь «Не
убивай» осталась бы только призывом и благопожеланием, не будь она
всесторонне объяснена и «ограждена» должной карой за свое нарушение.
Мало того, смертной казни подлежал и человек, злостно и дерзко нару-
шивший Заповедь Пятую о почитании родителей:

Кто ударит отца своего или свою мать, того должно предать смерти.
      ‹…›
      Кто злословит отца своего или свою мать, того должно предать смерти.
(Исх. 21, 15–17)

Поднявший руку на отца или мать либо проклинающий их (др.-евр.
מקלל ‹мэкале́ль› образовано от глагола קלל ‹киле́ль›, означающего «про-
клинать», «клясть») словно бы сам свидетельствует, что он недостоин
жизни, уничижая родителей источник своего физического существова-
ния. Конечно, такое постановление стало важной воспитательной мерой
по внедрению в сознание народа Пятой Заповеди. Особым почитанием ро-
дителей и вообще старших еврейские семьи отличались на протяжении
тысячелетий.                  

И еще одно преступление Закон Божий оценивает как заслуживающее
смерти преступника:           


                        

    – 436 –    
                                                                                                                                     


Кто украдет человека и продаст его или найдется он в руках у него, то
должно предать его смерти. (Исх. 21, 16)

Украсть человека, т. е. лишить его свободы, дарованной Господом,
считается смертным грехом наравне с физическим убийством. Мы уже
рассматривали отношение Закона к свободе и рабству, и поэтому нам
вполне понятны причины такого постановления. Подчеркнем, однако,
что купить украденного человека мог только язычник-идолослужитель,
потому что израильтянину или пришельцу, принявшему Закон Божий,
строжайше запрещалось покупать человека подобно тому, как покупают
скот. Надо было обязательно знать происхождение раба и причину, по
которой он потерял независимость. Попав к идолопоклоннику, раб не мог
исполнять многие заповеди (о Субботе и т. д.), особенно если его продава-
ли в другую страну, откуда он терял возможность вернуться даже в юби-
лейный год. Его могли там принудить к идолослужению, что связано было
с опасностью духовной гибели. Но и независимо от этого сам факт похи-
щения и продажи человека непростителен.

Заметим также, что речь идет не только об израильтянине или при-
шельце, но о человеке вообще (др.-евр. איש ‹иш› означает «мужчина»,
«человек»; но, конечно, это установление распространялось и на женщи-
ну). Закон Божий заботится об улучшении жизни земной и о достижении
жизни вечной каждым человеком, независимо от принадлежности его к за-
вету Авраамову. Что касается многобожника, то и для него пребывание
в земле Израиля представляло много преимуществ как физического ха-
рактера (его не имели права притеснять или угнетать), так и духовного
(он имел возможность обратиться к истинному Богу и наследовать вечную
жизнь). Поэтому похищение и продажа такого человека полностью при-
равниваются к подобным действиям, совершенным по отношению к изра-
ильтянину.                    

Остановимся на выражении «…или найдется он в руках у него…». По-
древнееврейски здесь сказано: ונמצא בידו ‹вэ-нимца́ бэ-йадо́› «и [он]
найдется в руке его». Как мы видим, вместо «или» стоит «и». Как же мо-
жет «найтись в руке» продавшего человек, уже им проданный? По смыс-
лу постановления речь идет о том, что найдены доказательства преступ-
ления, настолько же неопровержимые, как если бы укравший человека
«держал» его в момент продажи. Этим Закон Божий побуждает судей
быть предельно внимательными во время следствия.

Тщательность следствия предписывается и в том случае, когда дело
касается нанесенных человеку повреждений:

Когда ссорятся, и один человек ударит другого камнем или кулаком,
и тот не умрет, но сляжет в постель,
      То, если он встанет и будет выходить из дома с помощью палки, уда-
ривший не будет повинен смерти; только пусть заплатит за остановку в его
работе и даст на лечение его. (Исх. 21, 18–19)

Нанесший повреждение не только должен материально поддержать
потерпевшего, но и под надзором судей приложить все усилия для его
излечения: древнееврейское выражение רפא ירפא ‹рапо́ йерапэ́› означает
                        

    – 437 –    
                                                                                                                                     


«излечивая, да вылечит», а не просто «даст на лечение его», как это чи-
тается в Синодальном переводе. Следовательно, вина с нанесшего повреж-
дение снимается только при полном исцелении пострадавшего, а до того
времени виновный должен содержать потерпевшего, прилагая все усилия
к его излечению и платя врачам. Несомненно, зная о таком законе, ссо-
рящийся с ближним постарается быть поосмотрительнее и не наносить
ему увечий. Все это, как мы уже говорили,— первые ступени лестницы,
ведущей к жизни по принципу «возлюби ближнего, как самого себя»,
или, как сформулировал тот же принцип Иисус Христос,

…Во всем как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы
с ними, ибо в этом Закон и Пророки. (Матф. 7, 12)

Далее следует предписание о наказании человека, жестоко обращаю-
щегося с зависимыми от него людьми:

А если кто ударит раба своего или служанку свою палкою и они умрут
под рукою его, то он должен быть наказан… (Исх. 21, 20)

Мы уже знаем, что убийство человека каралось смертью. Здесь же
специально говорится о «рабе» и «служанке» (рабыне), ибо в древневос-
точных обществах жизнь рабов ценилась намного дешевле, чем жизнь
свободных людей, а в определенных случаях хозяин имел право калечить
своих рабов и даже их убивать. Например, один из ассирийских законов
конца II тысячелетия до н. э., сохранившийся на глиняной табличке из
города Ашшура, говорит о правах рабовладельца следующее: «Если асси-
риец или ассириянка… взяты за полную цену [т. е. куплены как рабы], то
он может их бить, таскать за волосы, бить по ушам и просверливать их».

Однако Закон Божий, дарованный Израилю на Синае приблизительно
в то же самое время (конец XIV в. до н. э.), ставит жизнь раба столь же
высоко, как и жизнь его господина. На это указывает повеление об убив-
шем раба. Слова, переведенные как «он должен быть наказан», звучат
в подлиннике гораздо более сурово: נקם ינקם ‹нако́м йинаке́м›, буквально
«ему отмщением отмстится». Это выражение недвусмысленно свидетель-
ствует о том, что господин, убивший раба, будет подвергнут той же са-
мой участи, ибо глагол נקם ‹нака́м› «отмщать», «мстить» имеет одно-
значный смысл: воздавать за подобное подобным, следовательно, за убий-
ство смертью.               

Читаем, однако, дальше:

…Но если они день или два дня переживут, то не должно наказывать
его, ибо это его серебро. (Исх. 21, 21)

Здесь надо сделать существенную оговорку. Выражение, переведенное
как «день или два дня переживут», имеет в оригинале совершенно дру-
гой смысл. Слова יום או יומים יעמד ‹йом о йома́йим йаамо́д› означают
«[через] день или два дня будет стоять [или: „встанет”]». А из этого сле-
дует, что постановление имеет смысл, противоположный тому, который,
как может показаться, вытекает из перевода. Судьи должны ждать день-
                        

    – 438 –    
                                                                                                                                     


другой или несколько дней, пока решится участь покалеченного раба
(или рабыни), и, если в течение этого срока избитый раб умирает, господи-
на ожидает смертная казнь. Если же он выживает («встанет», «будет сто-
ять»), то господин должен поступить с ним так же, как и с независимым
человеком в подобном случае: добиться полного его излечения, нанимая
врачей (см. выше, ст. 18–19). Что же касается денежного возмещения за
простой в работе, то оно «взыскивается» с господина уже тем, что раб во
время болезни недееспособен, и господин сам несет убытки: таков смысл
слов כי כספו הוא ‹ки хаспо́ г̃у› «ибо это его серебро», т. е. в данном
случае речь идет уже не об отмщении смертью, а об убытках господина.

Нарушение постановлений относительно рабов, их неисполнение и да-
же прямое извращение их смысла в разные времена было предметом рез-
кого обличения со стороны пророков Господних. Так, пророк Иеремия
непосредственно перед разрушением Иерусалима вавилонянами обличает
книжников («софри́м»), искажающих постановления Торы своими «ком-
ментариями» к ним:            

Как вы говорите: «Мы мудры, и Закон Господень у нас»? А вот лжи-
вая трость книжников и его превращает в ложь. (Иер. 8, 8)

(под «тростью» здесь понимается инструмент для письма).

Одним из сильнейших обличителей тех, кто нарушал и даже извра-
щал Закон Божий, был великий пророк Исаия, который призывал влас-
тителей народа возвратиться к праведному суду по этому Закону:

И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и ког-
да вы умножаете моления ваши, Я не слышу: ваши руки полны крови.
      Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; пере-
станьте делать зло;
      Научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетенного, защи-
щайте сироту, вступайтесь за вдову.
      ‹…›
      Если захотите и послушаетесь, то будете вкушать блага земли;
      Если же отречетесь и будете упорствовать, то меч пожрет вас: ибо уста
Господни говорят. (Ис. 1, 15–20)

К тем, кто искажал законы Торы, давая им в собственных корыстолю-
бивых целях превратное толкование, Исаия обращался с грозными предо-
стережениями:                 

Восстал Господь на суд и стоит, чтобы судить народы.
      Господь вступает в суд со старейшинами народа Своего и с князьями его:
вы опустошили виноградник; награбленное у бедного в ваших домах;
      Что вы тесните народ Мой и угнетаете бедных?— говорит Господь, Гос-
подь воинств. (Ис. 3, 13–15)

Пророк призывает во всем следовать Закону (Торе) как источнику раз-
личения добра и зла, света и тьмы:

Горе тем, которые зло называют добром, и добро злом, тьму почитают
светом, и свет тьмою, горькое почитают сладким, и сладкое — горьким!
      Горе тем, которые мудры в своих глазах и разумны пред самими собою!
      ‹…›


                        

    – 439 –    
                                                                                                                                     


За то, как огонь съедает солому и пламя истребляет сено, так истлеет
корень их и цвет их разнесется, как прах; потому что они отвергли Закон
Господа воинств и презрели слово Святого Израилева. (Ис. 5, 20–24)

Только исполнение всех положений Торы, и в первую очередь законов
о бедствующих и угнетенных, приносило стране благословение:

…И придут на тебя все благословения сии и исполнятся на тебе, если
будешь слушать гласа Господа, Бога твоего. (Втор. 28, 2)

О том же говорит пророк Исаия:

…Разреши оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти
на свободу, и расторгни всякое ярмо;
      Раздели с голодным хлеб твой, и скитающихся бедных введи в дом;
когда увидишь нагого, одень его, и от единокровного твоего не укрывайся.
      Тогда откроется, как заря, свет твой, и исцеление твое скоро возрастет,
и правда твоя пойдет пред тобою, и слава Господня будет сопровождать те-
бя. (Ис. 58, 6–8)

После предписаний о рабе Закон переходит к рассмотрению иной си-
туации:                       

Когда дерутся люди, и ударят беременную женщину, и она выкинет,
но не будет другого вреда, то взять с виновного пеню, какую наложит на
него муж той женщины, и он должен заплатить оную при посредниках…
(Исх. 21, 22)

Конечно, речь идет о ссорящихся мужчинах, и женщину при этом мо-
гут ударить нечаянно: о намеренно нанесенном повреждении говорится
ниже (Исх. 21, 23–25).

Нам следует иметь в виду, что законы, приведенные в Торе, имеют
не только ограниченно-буквальный смысл, но и значение прецедента.
Так, приведенный стих учит нас осторожности не только в действиях, но
и в мыслях и словах, лежащих в их основании. В Притчах Соломоновых
содержится особенно много советов и указаний на данную тему:

Кроткий ответ отвращает гнев, а оскорбительное слово возбуждает
ярость. (Прит. 15, 1)

Или:

Глупый весь гнев свой изливает, а мудрый сдерживает его. (Прит.
29, 11)

Ясно, что к драке приводят споры и ссоры, и мудрый Соломон, глядя
в корень, советует их крайне опасаться:

Начало ссоры как прорыв воды; оставь ссору прежде, нежели разго-
релась она. (Прит. 17, 14)

Указывается в Писании и на то, какие черты характера способствуют
ссорам, и воспитание каких свойств души от них избавляет:


                        

    – 440 –    
                                                                                                                                     


Надменный разжигает ссору, а надеющийся на Господа будет благоден-
ствовать. (Прит. 28, 25)

В ряде случаев предписывается молчание для угашения вражды, мо-
гущей разгореться. Говорится и о том, что злая мысль источник оскор-
бительных действий, и потому самообуздание должно начинаться с мысли:

Если ты в заносчивости своей сделал глупость и помыслил злое, то по-
ложи руку на уста;
      Потому что, как сбивание молока производит масло, толчок в нос произ-
водит кровь, так и возбуждение гнева производит ссору. (Прит. 30, 32–33)

см. также Сир. 8, 19; 22, 28; 27, 15; 28, 9–14.

…Слово, переведенное в рассматриваемом нами стихе Книги Исход
(21, 22) как «посредники», в оригинале обозначает судей פללים ‹пэли-
ли́м›, от глагола פלל ‹пала́ль› «решать», «судить». Все перечисляемые
в этой главе случаи подлежат именно судебному разбирательству, а не
решению путем некоего «посредничества».

Следующие стихи описывают основы так называемого jus talionis
«права возмездия», имевшего место в разных обществах, в том числе
и в древнем Риме:             

…А если будет вред, то отдай душу за душу,
      Глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу,
      Обожжение за обожжение, рану за рану, ушиб за ушиб. (Исх. 21, 23–25)

Мы уже говорили о том, что этот закон является не противоположнос-
тью заповеди о любви к ближнему, а начальной, низшей, стадией ее ис-
полнения. Благодаря ему человек нравственно дикий, с «необрезанным
сердцем» (Лев. 26, 41; Иез. 44, 6–7), постепенно приучается относиться
к ближнему, как к самому себе, ибо знает, что его постигнет то же, что
он причинит ближнему. Однако уже в древние времена существовало уст-
ное предание, возводившееся к самому Моисею, о том, что данный закон
имеет в виду не буквальное нанесение преступнику телесных поврежде-
ний, а взыскание с него определенной платы. При такой интерпретации
выражение «око за око» понимается как «[цену] глаза [до́лжно отдать
взамен] за выбитый глаз». Назначить же цену должен сам пострадавший,
и поэтому предписание прямо следует за 22-м стихом, где сказано о пе-
ни, которую «наложит на него муж той женщины», т. е. о пени, произ-
вольно назначенной потерпевшим (разумеется, в пределах, установленных
традицией). Доводы в пользу «смягчающей» интерпретации приводились
такие: если, например, одноглазый человек выбил в драке глаз двуглазо-
му, то при буквальном понимании закона ему тоже следует выбить глаз.
Однако он в таком случае станет совершенно слепым, в то время как по-
терпевший останется зрячим, и поэтому воздаяние нельзя признать спра-
ведливым. Закон же настаивает именно на воздаянии, равном содеянному:

Кто сделает повреждение на теле ближнего своего, тому должно сде-
лать то же, что он сделал:
      Перелом за перелом, око за око, зуб за зуб; как он сделал повреждение
на теле человека, так и ему должно сделать. (Лев. 24, 19–20)


                        

    – 441 –    
                                                                                                                                     


Постановление о лжесвидетеле, замышлявшем против ближнего зло,
также повелевает: «…сделайте ему то, что он умышлял сделать брату сво-
ему…» (Втор. 19, 16–21). А коль скоро в одном из рассмотренных случаев
равного воздаяния быть не может, то эта же ситуация проецируется и на
остальные случаи, и потому логично говорить о замене ответного увечья
определенной (по преданию, весьма большой) денежной суммой.

Отметим, что по поводу данного закона на рубеже новой эры возник-
ли серьезные разногласия между двумя религиозными партиями в Иудее:
саддукеями, отстаивавшими буквальное его понимание, и фарисеями, ут-
верждавшими правомочность выкупа. Победу в споре одержали фарисеи,
вообще склонявшиеся к более мягкому толкованию Закона и тем снис-
кавшие расположение у простого народа. Тот факт, что учение фарисеев
в своей теоретической части является верной интерпретацией Закона
Божьего, подтвердил своим ученикам Иисус:

…На Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи;
      Итак, все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам
же их не поступайте, ибо они говорят и не делают… (Матф. 23, 2–3)

Таким образом, одобряя теоретическое учение фарисеев, продолжаю-
щее традицию истолкования Моисеева Закона («на Моисеевом седалище»),
Иисус строго обличает лицемеров из их среды, чьи гордыня и корысто-
любие противоречат их же собственному вероучению (Матф. 23, 4–14).

Описав основы jus talionis, Закон переходит к применению его в слу-
чаях, касающихся рабов (работников, служителей) и рабынь (работниц,
служанок):                    

Если кто раба своего ударит в глаз или служанку свою в глаз и повре-
дит его, пусть отпустит их на волю за глаз;
      И если выбьет зуб рабу своему или рабе своей, пусть отпустит их на
волю за зуб. (Исх. 21, 26–27)

Заметим, что одно и то же слово אמה ‹ама́› переводится в соседних
стихах то как «служанка» (ст. 26), то как «раба» (ст. 27). Как «раба»,
«рабыня» оно переводится и в стихах 7 и 32 той же главы, и во многих
других местах Писания, хотя, как мы уже говорили, более точный пере-
вод не «раб» и «рабыня», а «работник» и «работница» (тем не менее во
избежание путаницы мы будем и дальше следовать лексике Синодального
перевода). И то, что за повреждение глаза и зуба господин обязан отпус-
тить на волю раба или рабыню, т. е. фактически списать им все долги,
в уплату за которые они и попали в услужение, еще раз свидетельствует
в пользу того, что речь в предписании «око за око» идет не о буквальном
возмездии, но о выплате компенсации. Еще раз подчеркнем, что она долж-
на быть весьма значительной, судя по тому, что рабу отпускаются все
долги и он оказывается «выкуплен» вследствие происшедшего несчастья.

Следующие постановления касаются случаев убийства человека домаш-
ним животным по вине или без вины хозяина:

Если вол забодает мужчину или женщину до смерти, то вола побить
камнями и мяса его не есть; а хозяин вола не виноват;


                        

    – 442 –    
                                                                                                                                     


Но если вол бодлив был и вчера и третьего дня, и хозяин его, быв из-
вещен о сем, не стерег его, а он убил мужчину или женщину, то вола побить
камнями и хозяина его предать смерти… (Исх. 21, 28–29)

Закон не просто предписывает воздаяние за определенное действие, но
рассматривает психологические и иные факторы, предшествовавшие собы-
тию. И то, что в одном случае квалифицируется как несчастное происшест-
вие, в другом оценивается как преступление, достойное смерти. В наше
время подобное именуется «преступной халатностью», т. е. опасной недо-
бросовестностью, могущей стоить кому-то жизни, и об этом слово Божье
грозно предупреждает. Однако за легкомыслие и неосмотрительность,
обернувшиеся трагедией, суд может присудить к смертной казни лишь
в том случае, если родственники погибшего не соглашаются принять «вы-
куп за душу»:                 

…Если на него наложен будет выкуп, пусть даст выкуп за душу свою,
какой наложен будет на него. (Исх. 21, 30)

Мы видим, что жизнь хозяина вола в подобной ситуации целиком на-
ходится в руках семьи или родственников погибшего. И это точно соот-
ветствует положению самого погибшего в момент смерти: его жизнь ока-
залась в зависимости от человека, предупрежденного об опасности, но не
принявшего должных мер. И снова мы ясно видим воспитательный метод
Закона Божьего: человек постепенно учится любви к ближнему через
уравнение его участи со своей собственной…

Сына ли забодает, дочь ли забодает,— по сему же закону поступать
с ним. (Исх. 21, 31)

Жизнь ребенка ценится так же, как и жизнь взрослого, и в этом За-
кон Божий существенно отличается от других древневосточных законода-
тельств, предписывающих в случае умерщвления ребенка (в том числе слу-
чайного) совсем иные меры наказания. Так, к примеру, судебник знамени-
того вавилонского царя Хаммурапи (библейский Амрафел, современник
Авраама Быт. 14, 1) содержит такое предписание: «Если строитель,
строя кому-нибудь дом, сделает свою работу непрочно, так что построен-
ный им дом обвалится и… причинит смерть сыну домохозяина, то долж-
но предать смерти сына строителя». В противоположность этому Закон
Божий возглашает:             

Отцы не должны быть наказываемы смертью за детей, и дети не долж-
ны быть наказываемы смертью за отцов; каждый должен быть наказываем
смертью за свое преступление. (Втор. 24, 16)

Данный важнейший принцип неоднократно нарушался в истории че-
ловечества: дети зачастую объявлялись «правопреемниками» родитель-
ской вины и вынуждены были за нее расплачиваться…

Если вол забодает раба или рабу, то господину их заплатить тридцать
сиклей серебра, а вола побить камнями. (Исх. 21, 32)


                        

    – 443 –    
                                                                                                                                     


Это постановление должно восприниматься в контексте всех предыду-
щих, относящихся к данной теме. Поскольку речь идет о выплате опре-
деленной суммы, она должна производиться с учетом всего, сказанного
ранее (Исх. 21, 28–30), и еще дополнительно хозяин вола выплачивает
30 сиклей серебра («сикль» שקל ‹ше́кель›, от глагола שקל ‹шака́ль›,
означающего «взвешивать»,— древнееврейская мера веса, равная прибли-
зительно 14,5 грамма). Хозяин, не знавший, что вол бодлив, смерти не
подлежит.                     

Почему же за независимого человека он дополнительной компенсации
не выплачивает, а за раба заплатить обязан? По-видимому, эти 30 сиклей
предназначались семье погибшего раба, лишенной средств к самостоя-
тельному существованию и поддерживаемой господином (см. Исх. 21, 4
и наше объяснение к этому месту). С компенсацией в 30 сиклей за жизнь
раба уместно сопоставить и сумму в 30 сребренников, выплаченную Иуде
Искариоту за предательство Иисуса (Матф. 26, 14–16), о котором сказа-
но, что он «уничижил себя самого, приняв образ раба» (Флп. 2, 7). Такое
воззрение на общественный статус Иисуса могло сложиться у властей в свя-
зи с тем, что он не обладал ни земельной, ни какой-либо иной собствен-
ностью (ср. Марк. 10, 21–23)…

…Обратим внимание также на запрет вкушать мясо побитого камнями
вола (Исх. 21, 28): животное, не зарезанное в пищу по ритуальным прави-
лам, считалось «падалью», и питаться его мясом не дозволялось (ср. Исх.
22, 31; Лев. 17, 3–4 и 13–15). Поскольку же предписания о бодливом во-
ле даны ранее законов о пище, в них специально оговаривается запрет на
употребление в пищу побитого камнями животного.

В конце главы даются указания, касающиеся имущественного ущерба:

Если кто раскроет яму или если выкопает яму и не покроет ее, и упа-
дет в нее вол или осел,
      То хозяин ямы должен заплатить, отдать серебро хозяину их, а труп
будет его. (Исх. 21, 33–34)

Конечно, это предписание имеет также и характер прецедента: в слу-
чае нанесения хозяйственного ущерба следствие должно доискаться до
первого, настоящего виновника. И опять Закон Божий учит нас осмотри-
тельности в заботе о ближнем, в том числе и о его имуществе.

Если чей-нибудь вол забодает до смерти вола у соседа его, пусть прода-
дут живого вола и разделят пополам цену его; также и убитого пусть раз-
делят пополам… (Исх. 21, 35)

Будучи понято символически, это предписание имеет глубокий мораль-
ный смысл: человек должен разделять с ближним своим и радость («жи-
вого вола»), и горе («убитого вола»), как об этом напоминает и апостол:

Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими. (Римл. 12, 15)

Однако тот, кто не позаботился о благе другого заранее, должен взять
на себя всю тяжесть последствий:


                        

    – 444 –    
                                                                                                                                     


…А если известно было, что вол бодлив был и вчера и третьего дня, но
хозяин его не стерег его, то должен он заплатить вола за вола, а убитый
будет его. (Исх. 21, 36)

Мы видим, что в 21-й главе Книги Исход соседствуют различные те-
мы, переплетаются между собой разнообразные постановления, разъясня-
ющие заповеди Декалога. Иногда темы разделены: сначала говорится,
скажем, об убийстве, затем об имущественном ущербе; иногда они со-
седствуют по ассоциации (например, в стихах 32 и 33 в обоих случаях
говорится о волах). Однако так ведь происходит и в жизни: нарушение од-
ного устоя нравственности ведет к нарушению других, воровство и убий-
ство часто связаны между собой и т. д. (ср. Иак. 2, 10–11).

Однако такое расположение тем в Писании имеет и другую причину:
каждые два рядом стоящие предписания находятся между собой в особой
связи в этом нетрудно убедиться, изучая Закон самостоятельно. Потому
не будем иллюстрировать данный принцип многими примерами, приве-
дем лишь один. В 16-м стихе говорится о похищении и продаже в раб-
ство человека, а в 17-м о злословящем отца и мать. Понятно, что похи-
щающий человека позорит этим своих родителей, показывая, что они не
сумели воспитать достойного сына…

Собственно, и сами Десять Заповедей корень и основа всего Закона
Божьего тесно связаны друг с другом, что мы уже обсуждали. Так же
связаны и переплетены между собою и разъясняющие их 613 постановле-
ний, отражающие словно в зеркале все обстоятельства человеческой жизни:

Будьте же исполнители слова, а не слышатели только, обманывающие
самих себя.
      Ибо, кто слушает слово и не исполняет, тот подобен человеку, рассмат-
ривающему природные черты лица своего в зеркале:
      Он посмотрел на себя, отошел и тотчас забыл, каков он. (Иак. 1, 22–24)

Через пророка Осию Всевышний, говоря об Израиле, напоминает, что
Он Сам написал ему на скрижалях Десять Заповедей как основу Закона:

Написал Я ему важные законы Мои, но они сочтены им как бы чужие.
(Ос. 8, 12)

В оригинале сказано: רבי תורתי ‹рубе́й Торати́›, дословно «многие
[заповеди] Учения Моего [Торы Моей]», или «главные [из] Учения Мое-
го». Это может быть понято и как буквальное начертание главных Десяти
Заповедей перстом Божьим (ср. Исх. 31, 18; 32, 16), и как символическое
«начертание» всех 613 постановлений (если слово «рубей» переводить как
«многие», «множество»).

Переходя к 22-й главе, заметим прежде всего, что стихи 1–15 отно-
сятся к случаям кражи и имущественных споров вообще, в то время как
остальные стихи главы содержат различные судебные, нравственные и да-
же ритуальные предписания. Такое соединение разных тем в пределах од-
ной главы Пятикнижия встречается несколько раз (ср. Исх. 23; Лев. 19
и др.). О причинах этого мы скажем дальше, пока же рассмотрим пер-
вый стих:                     


                        

    – 445 –    
                                                                                                                                     


Если кто украдет вола или овцу и заколет или продаст, то пять волов
заплатит за вола и четыре овцы за овцу. (Исх. 22, 1)

Итак, за кражу полагается возмещение в четырех- или пятикратном
размере в зависимости от ценности украденного. Понятно, что вол, на
котором пашут,— более ценное животное, чем овца: похитив единствен-
ного вола у бедного земледельца, можно обречь его семейство на голод.
Поэтому за вола вор платит больше.

Обратим внимание, что ни здесь, ни в каком-либо другом месте Пя-
тикнижия не предусматривается в качестве наказания тюремное заклю-
чение. Тюрем Закон Божий не знает, а если и упоминает о «содержании
под стражей», то лишь на самое краткое время до объявления приговора
(Числ. 15, 34–36). Мы хорошо знаем, что представляли собой тюрьмы
в течение веков: там не только унижалось, вплоть до полного попрания,
человеческое достоинство, не только катастрофически ухудшалось здоро-
вье заключенных, но и происходил своего рода «обмен опытом» между ни-
ми, дальнейшее «усовершенствование профессии». Заключенный в тюрьму
за карманную кражу часто выходил оттуда уже «мастером на все руки»:
и взломщиком, и вором-«домушником», и уличным грабителем. Конечно,
в еще гораздо большей мере все сказанное относится к «исправительно-
трудовым» лагерям. По-видимому, как раз во избежание всего этого Го-
сподь не учредил тюремного (а тем более лагерного) заключения в ка-
честве наказания, ибо цель Закона Божьего не возмездие, но вразумле-
ние и исправление человека (ср. Прит. 3, 11–13).

В то же время практически во всех странах Древнего Востока темни-
цы существовали. Они представляли собой «ямы» подземные камеры,
часто крайне душные и тесные; заключенные голодали и к тому же их
били, как это нередко происходит и в наши дни. В темницу заключили
в Египте Иосифа (Быт. 39, 20), хотя та темница названа просто בית־הסהר
‹бейт г̃а-со́г̃ар› «дом заключения», от глагола סהר ‹саг̃а́р› «быть
круглым», «замыкать», «заключать», и о ее устройстве ничего не говорит-
ся. Зато в других случаях Библия ясно называет темницу словами שחת
‹ша́хат› (родственное «шахта») Ис. 51, 14 или בור ‹бор› Иер. 38, 6,
которые означают «яма». В Исх. 12, 29 египетская тюрьма даже имену-
ется בית הבור ‹бейт г̃а-бор›, т. е. «дом ямы». Впоследствии цари Израиля
и Иудеи переняли языческий обычай заключать виновных в тюрьмы. Это
заранее предсказал псалмопевец Давид:

Яму вырыли мне гордые, вопреки Закону Твоему. (Пс. 118, 85)

В оригинале слово «яма» стоит во множественном числе שיחות
‹шихо́т›, а זדים ‹зеди́м› лучше перевести не как «гордые», а как «свире-
пые» или «нечестивые». Данный стих содержит пророчество о том, что
в будущем жестокие правители, в нарушение Закона Божьего, станут за-
ключать узников в подземные темницы.

Итак, Закон не лишает человека свободы за воровство, но требует
взыскать с него четырех- или пятикратную стоимость похищенного, да-
вая ему в то же время возможность остаться на свободе и исправиться.
                        

    – 446 –    
                                                                                                                                     


Однако совершëнный грех требовал обязательного покаяния с принесени-
ем жертвы повинности:

…И за вину свою пусть принесет Господу к священнику в жертву по-
винности из стада овец овна без порока, по оценке твоей;
      И очистит его священник пред Господом, и прощено будет ему, что бы
он ни сделал, все, в чем он сделался виновным. (Лев. 6, 6–7)

Конечно, такое публичное покаяние в сочетании со значительным ма-
териальным ущербом и одновременно получаемое свыше через священни-
ка прощение (Лев. 6, 7) могли несравненно лучше предостеречь и огра-
дить вора от повторного проступка, нежели тюремное заключение.

И еще одна существенная деталь: в Синодальном переводе Книги Ле-
вит (6, 7) говорится, что после предписанной процедуры вору будет про-
щено «…что бы он ни сделал, все…». В оригинале же сказано, что он
будет прощен על אחת מכל אשר־יעשה ‹аль а́хат мико́ль аше́р йаасэ́›
буквально «за одно из всего, что он сделает». А значит, в каждом отдель-
ном случае кражи требуется особое покаяние, и ритуал покаяния следует
повторять.                    

Если кто застанет вора подкапывающего и ударит его, так что он ум-
рет, то кровь не вменится ему;
      Но если взошло над ним солнце, то вменится ему кровь. Укравший
должен заплатить; а если нечем, то пусть продадут его для уплаты за ук-
раденное им… (Исх. 22, 2–3)

Вор, решившийся на ночной подкоп, приравнивается к убийце, по-
скольку хозяин вправе посчитать, что вор вооружен. Тогда хозяин имеет
право, защищая жизнь своих домочадцев, убить вора (ср. Исх. 21, 14).
Другое дело, если нападение совершается при солнечном свете, когда хо-
зяин бодрствует и может быстро созвать домашних и соседей, а также
убедиться в том, вооружен ли вор. И, если в таком случае захваченному
вору нечем расплатиться, он продается в рабство (ср. Исх. 21, 2).

…Если украденное найдется у него в руках живым, вол ли то, или
осел, или овца, пусть заплатит вдвое. (Исх. 22, 4)

Ясно, что здесь говорится о воре, успевшем скрыться с украденным,
потому что речь идет об имуществе, которое будет впоследствии «найдено
у него». Однако почему же сказано: «…пусть заплатит вдвое»? Разве ра-
нее Закон не называет совсем иное возмещение за украденное животное
(Исх. 22, 1)? Здесь имеется в виду существенно бо́льшая тяжесть про-
ступка проникшего в дом вора в сравнении с похищением, скажем, живот-
ного, оставленного на поле без присмотра. Наглость вора, через подкоп во-
шедшего в чужой дом, соответственно и наказывается вдвойне: на самом
деле слово «вдвое» относится к возмещению, указанному в первом стихе,
и тогда вор должен отдать уже десять волов за вола и восемь овец за овцу…

А вот что написано о воре, похитившем вещи, отданные хозяину на
хранение:                     

Если кто отдаст ближнему на сохранение серебро или вещи, и они ук-
радены будут из дома его, то, если найдется вор, пусть он заплатит вдвое…
(Исх. 22, 7)


                        

    – 447 –    
                                                                                                                                     


Слово שנים ‹шна́йим›, «вдвое», относится, возможно, не к цене укра-
денных вещей, а к двойному возмещению (Исх. 22, 1): похитивший дол-
жен заплатить, во-первых, владельцу вещей за причиненный урон и, во-
вторых, хранителю вещей за моральный ущерб, ведь не найдись вор, подо-
зрение могло бы пасть на хранителя. Об этом случае сказано так:

…А если не найдется вор, пусть хозяин дома придет пред судей и по-
клянется, что не простер руки своей на собственность ближнего своего.
(Исх. 22, 8)

Возможно двоякое истолкование и следующего стиха:

О всякой вещи спорной, о воле, об осле, об овце, об одежде, о всякой
вещи потерянной, о которой кто-нибудь скажет, что она его, дело обоих
должно быть доведено до судей: кого обвинят судьи, тот заплатит ближне-
му своему вдвое. (Исх. 22, 9)

То же самое выражение «заплатит вдвое» некоторые комментаторы
понимают как безусловное предписание и поясняют, что только кража
домашнего скота возмещалась в четырех- или пятикратном размере, а по-
хищение домашних вещей только в двукратном, так как скот состав-
лял жизненно необходимую часть имущества. При другом же понимании
речь идет о возмещении, двойном по отношении к первоначальному, так
как здесь имеет место не только кража, но и запирательство в ней, попыт-
ка обмана ближнего и судей, которая должна быть наказана особо.

Если кто отдаст ближнему своему осла, или вола, или овцу, или какой
другой скот на сбережение, а он умрет, или будет поврежден, или уведен,
так что никто сего не увидит,—
      Клятва пред Господом да будет между обоими в том, что взявший не
простер руки своей на собственность ближнего своего; и хозяин должен
принять, а тот не будет платить… (Исх. 22, 10–11)

Народ, видевший чудеса Господни в пустыне, конечно, должен был
особенно бояться ложной клятвы именем Божьим. Если бы она была про-
изнесена, то нарушенными оказались бы сразу несколько заповедей Де-
калога в настоящем случае Третья, Восьмая и Девятая…

…А если украден будет у него, то должен заплатить хозяину его;
      Если же будет зверем растерзан, то пусть в доказательство представит
растерзанное: за растерзанное он не платит. (Исх. 22, 12–13)

Одолживший имущество у ближнего отвечает за него собственным
имуществом:                   

Если кто займет у ближнего своего скот, и он будет поврежден или ум-
рет, а хозяина его не было при нем, то должен заплатить… (Исх. 22, 14)

Если хозяин отсутствует, то одолживший у него рабочий скот полнос-
тью отвечает за его сохранность: имущество ближнего должно быть столь
же дорого человеку, как и его собственное.

…Если же хозяин его был при нем, то не должен платить; если он взят
был внаем за деньги, то пусть и пойдет за ту цену. (Исх. 22, 15)


                        

    – 448 –    
                                                                                                                                     


Здесь перевод несколько расходится с оригиналом. По-древнееврейски
сказано: אם שכיר הוא בא בשכרו ‹им сахир г̃у ба би-схаро́›, что означает:
«если он [т. е. взявший скот взаймы] наемник, то пусть [ущерб] войдет
в цену его найма». Следовательно, речь идет о случае, когда хозяина ря-
дом не было, а ущерб, ему нанесенный, наемный работник выплачивает
из собственных средств, лишаясь тем самым части своей платы. Смысл
совершенно прозрачен, в то время как в переводе он затемнен.

От разъяснения обстоятельств, связанных с заповедью «Не укради»,
Закон переходит к постановлениям, связанным с Седьмой Заповедью
«Не прелюбодействуй».

Если обольстит кто девицу необрученную и переспит с нею, пусть даст
ей вено и возьмет ее себе в жену;
      А если отец не согласится выдать ее за него, пусть заплатит столько
серебра, сколько полагается на вено девицам. (Исх. 22, 16–17)

Представим себе, сколько судеб не было бы изломано, сколько жизней
сложилось бы счастливее и сколько детей не чувствовало себя несчастны-
ми, если бы и в наши дни исполнялось это повеление Божье!

Дело здесь касается и чести женщин, и имущественного положения
наиболее бедных из них. Ведь, если отец отказывался выдать дочь за
обольстителя, то тот был обязан заплатить весьма солидную «откупную»
сумму, а женщине с таким приданым куда легче было потом выйти замуж.

От этого предписания Закон переходит к грозному предупреждению
против черной магии:

Ворожеи не оставляй в живых. (Исх. 22, 18)

Словом «ворожея» передается древнееврейское מכשפה ‹мехашефа́›, от
глагола כשף ‹каша́ф [или: кише́ф]› «нашептывать», «ворожить», «кол-
довать». Такое название, очевидно, связано с заклинаниями, произноси-
мыми шепотом. А выражение לא תחיה ‹ло техайе́›, переведенное как «не
оставляй в живых», буквально означает «не оживляй» иначе говоря,
«не сообщай жизненных сил». Дело в том, что одна из основ черной ма-
гии присваивание себе жизненной силы других существ, в первую оче-
редь людей, своего рода духовный вампиризм. Участвовать в этом, хотя
бы и пассивно, предоставляя ворожее (а подобным видом магии на Восто-
ке занимались главным образом женщины) отнимать у других жизнен-
ную энергию, Закон Божий как раз и запрещает. Понятно, что общение
с темными духами, с нечистой силой оскверняет человека настолько, что
он может утратить разум, преступить самые главные заповеди и лишиться
жизни вечной. Апостол Павел говорит в Послании к Коринфянам:

…Я не хочу, чтобы вы были в общении с бесами. (I Кор. 10, 20)

Господь через Моисея неоднократно предостерегал народ, выведенный
Им из идолопоклоннического Египта, от занятий черной магией:

Когда ты войдешь в землю, которую дает тебе Господь, Бог твой, тогда
не научись делать мерзости, какие делали народы сии:


                        

    – 449 –    
                                                                                                                                     


Не должен находиться у тебя проводящий сына своего или дочь свою
чрез огонь, прорицатель, гадатель, ворожея, чародей,
      Обаятель, вызывающий духов, волшебник и вопрошающий мертвых;   
      Ибо мерзок пред Господом всякий, делающий это, и за сии-то мерзости
Господь, Бог твой, изгоняет их от лица твоего… (Втор. 18, 9–12)

Из этих слов мы видим, что не только в Египте, но и в Ханаане все-
возможные виды ворожбы были в то время чрезвычайно распространены
(ср. IV Цар. 21, 2–6; Ис. 2, 6). Писание с умыслом перечисляет различ-
ные их формы, чтобы не находилось у занимающихся колдовством та-
кой, например, отговорки: «Не все виды ворожбы указаны в Библии как
явно запрещенные, а лишь такие-то и такие-то». Девять разновидностей
волшебства, упомянутые во Втор. 18, 10–11, являются не видовыми, а ро-
довыми, и ими исчерпываются или к ним сводятся все его частные виды.
Расположены в этом перечне разные формы черной магии «по возраста-
ющей», и каждый следующий ее «этап» дает человеку, его «достигше-
му», бо́льшую причастность к силам тьмы и, следовательно, большее мо-
гущество. Начинается перечень «проводящим сына своего или дочь свою
чрез огонь», т. е. отдающим своих детей под покровительство демониче-
ских сил, что в различных языческих культах символизируется их про-
несением или «проведением» через пламя ритуального костра, а кончается
список «вопрошающим мертвых» магом высшей степени посвящения,
находящимся в контакте с духами уже умерших колдунов, верных слу-
жителей царства мрака. Подробнее обо всех этих видах магии говорится
на с. 963–964.                

Однако почему же предписание не оставлять в живых ворожею следу-
ет за объяснениями Седьмой Заповеди?

Во-первых, очень часто именно средствами черной магии достигается
«обольщение», «приворот» другого человека (см. выше, Исх. 18, 16), чей
разум в этот миг как бы застилается пеленой. Заметим, что содержание
предшествующих стихов (Исх. 18, 16–17) относится как раз к случаю до-
бровольного согласия девушки, к «обольщению», а не к принуждению,
которое карается гораздо более строго:

Если кто-нибудь встретится с девицею необрученною, и схватит ее, и ля-
жет с нею, и застанут их,
      То лежавший с нею должен дать отцу отроковицы пятьдесят сиклей се-
ребра, а она пусть будет его женою, потому что он опорочил ее; во всю жизнь
свою он не может развестись с нею. (Втор. 22, 28–29)

Во-вторых, заповедь «не прелюбодействуй» второй скрижали, как мы
помним, соотносится с заповедью «Да не будет у тебя других богов пред
лицом Моим…» первой скрижали. И это связано с тем, что отступление
от Господа, общение с нечистыми духами и силами тьмы «иными бога-
ми» является духовной аналогией прелюбодеяния. Обращаясь к изра-
ильскому народу и изображая его в виде жены, многократно изменявшей
мужу, Всевышний восклицает:

Говорят: «Если муж отпустит жену свою, и она отойдет от него и сде-
лается женою другого мужа, то может ли она возвратиться к нему? Не ос-
                                                                                                         


                        

    – 450 –    
                                                                                                                                     


квернилась ли бы этим страна та?» А ты со многими любовниками блудо-
действовала, и однако же возвратись ко Мне, говорит Господь. (Иер. 3, 1)

Данные слова могут быть отнесены к каждой душе, отступившей от
Бога и вошедшей в сношение с нечистыми духами. Все это показывает
глубокую связь между предписанием об обольщенной девице и повелени-
ем о ворожее.                 

И как бы продолжением запрета черной магии являются следующие
два стиха:                    

Всякий скотоложник да будет предан смерти.
      Приносящий жертву богам, кроме одного Господа, да будет истреблен.
(Исх. 22, 19–20)

Первый из них содержит запрет скотоложества, которое, судя по дан-
ным археологии, намеренно практиковалось адептами темных культов
и черной магии для привлечения помощи демонических сил. Подобные
ритуалы эротического характера совершались, например, в ханаанейских
языческих кумирнях, причем различные животные олицетворяли тех или
иных богов ханаанейского пантеона (ср. Иез. 23, 20). Запрет подобного
рода более подробно представлен в Книге Левит:

И ни с каким скотом не ложись, чтоб излить семя и оскверниться от не-
го; и женщина не должна становиться пред скотом для совокупления с ним:
это гнусно. (Лев. 18, 23)

В данном контексте запрет тоже связан с «гнусными обычаями» языч-
ников-ханаанеев (Лев. 18, 30). Словом «обычаи» переведено древнееврей-
ское חקות ‹хуко́т›, т. е. «уставы» имеются в виду уставы идолопоклон-
нических культов.             

И с этим стихом тесно связан следующий, запрещающий приносить
«жертву богам, кроме одного Господа». Он поясняет Вторую Заповедь.
Действительно, жертвующий «иным богам» признает тем самым не толь-
ко их существование, но и их власть, а следовательно, и законы жизни,
предписываемые язычеством. Таким образом, ему становится свойственно
разрешать то, что Закон Божий строго воспрещает.

Так между четырьмя предписаниями (об «обольщенной девице», о воро-
жее, о скотоложнике и о жертвующем «другим богам»), кажущимися на
первый взгляд «случайными соседями», обнаруживается глубокая связь.

Не случайно здесь помещены и повеления относительно пришельца,
сироты и вдовы:               

Пришельца не притесняй и не угнетай его, ибо вы сами были пришель-
цами в земле Египетской.
      Ни вдовы, ни сироты не притесняйте… (Исх. 22, 21–22)

Понятно, что жертвующий «другим богам» и принимающий языческие
законы общежития будет пренебрегать заповедями Божьими относитель-
но прав самых обездоленных членов общества: пришельцев, сирот и вдов.
Поэтому заповеди о них следуют прямо за запретом идолослужения.


                        

    – 451 –    
                                                                                                                                     


Господь часто вразумляет человека для того, чтобы он научился со-
чувствовать ближним своим, когда те окажутся в подобных же обстоя-
тельствах. Так и народ Израиля, пройдя через страшное египетское раб-
ство, призван проявлять сочувствие ко всем угнетенным. В Египте евреи
постоянно чувствовали себя бесправными пришельцами, а жены и дети
тех из них, кто погибал под ударами надсмотрщиков, становились вдовами
и сиротами. Однако если человек не вразумляется прежними своими стра-
даниями и не научается любить обездоленных и помогать им, то с ним
случается то же, что и с обиженными им:

…Если же ты притеснишь их, то, когда они возопиют ко Мне, Я услы-
шу вопль их,
      И воспламенится гнев Мой, и убью вас мечом, и будут жены ваши вдо-
вами и дети ваши сиротами. (Исх. 22, 23–24)

Так ученик, не выучивший урок, вынужден вновь твердить его, а если
это происходит многократно, то он может быть оставлен «на второй год»…

Однако кроме пришельцев, вдов и сирот существует еще один класс
обездоленных бедняки. И понятно, почему слово Божье говорит о них
именно здесь:                 

Если дашь деньги взаймы бедному из народа Моего, то не притесняй
его и не налагай на него роста. (Исх. 22, 25)

В оригинале здесь употреблен очень интересный и своеобразный обо-
рот речи. Говорится о займе, предоставляемом את־עמי את־העני ‹эт-ами́
эт-г̃е-ани́›, буквально «народу Моему, бедняку». Бедные как бы состав-
ляют особый «народ Господень». У них нет иного защитника, кроме Бога,
и им остается уповать только на Него. Ими Господь испытывает людей
состоятельных. Псалмопевец Давид поучает:

Блажен, кто помышляет о бедном! В день бедствия избавит его Господь.
      Господь сохранит его и сбережет ему жизнь; блажен будет он на земле.
И Ты не отдашь его на волю врагов его. (Пс. 40, 2–3)

Человеку воздается свыше той же мерой, какой мерит он ближнему
своему, как это недвусмысленно выражено в Нагорной проповеди:

…Ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою ме-
рите, такою и вам будут мерить.
      ‹…›
      Итак, во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступай-
те и вы с ними, ибо в этом Закон и Пророки. (Матф. 7, 2–12)

Итак, Закон Божий запрещает ростовщичество. Бедняки вообще ста-
вятся Законом в такие благоприятные условия, о каких и не мечтали
обедневшие жители соседних со Святой землей стран. Для них специаль-
но оставляли недожатым край поля, на каждом поле в их пользу «забы-
вали» целые снопы хлеба, они имели право «добирать» ягоды с виноград-
ных лоз и плоды с деревьев (Лев. 19, 9–10; 23, 22; Втор. 24, 19–22). Их
должны были приглашать на все праздничные пиршества состоятельных
                        

    – 452 –    
                                                                                                                                     


людей (Втор. 16, 11 и 14) именно этот закон подразумевается в притче
Иисуса Христа о гостях богатого господина (Лук. 14, 12–24). Бедные
имели право наравне с владельцами полей питаться плодами земли в те-
чение каждого седьмого (субботнего) года (Исх. 23, 10–11). Им предназ-
началась так называемая «третья десятина» ото всех произведений земли
(Втор. 14, 28–29). Их обязаны были беспроцентно ссуживать серебром
и продуктами питания, при этом каждый седьмой (субботний) год все дол-
ги аннулировались, однако существовал специальный запрет отказывать
бедному в займе на данном основании (ср. Исх. 22, 25 с Втор. 15, 1–2
и 7–11). Наконец, любой израильтянин или пришелец, как бы он ни обед-
нел и что бы ни случилось с его родовым земельным наделом, в юбилейный
год получал его обратно без всякой платы (Лев. 25, 11–13 и 28). И сверх
всего этого Господь предписывает возвращать бедному на ночь его одеж-
ду, взятую в залог при ссуде ему денег:

Если возьмешь в залог одежду ближнего твоего, до захождения солнца
возврати ее,
      Ибо она есть единственный покров у него, она одеяние тела его: в чем
будет он спать? итак, когда он возопиет ко Мне, Я услышу, ибо Я мило-
серд. (Исх. 22, 26–27)

Взывая к совести заимодавца, Господь данной заповедью старается
пробудить в нем милосердие, заставляет его как бы почувствовать себя
на месте бедняка. Само собой разумеется, что предписание имеет в виду
не одну только одежду, но и вообще всякую жизненно необходимую вещь
(вспомним, что образные выражения Закона Божьего скорее создают пре-
цеденты, нежели очерчивают границы буквального исполнения). Бог
здесь говорит о Себе: «Я милосерд», призывая людей по мере сил подра-
жать этому божественному качеству, формируя свой внутренний мир по
подобию Божьему (ср. Быт. 1, 26). Писание призывает:

Освящайте себя и будьте святы, ибо Я Господь, Бог ваш, свят.
      Соблюдайте постановления Мои и исполняйте их, ибо Я Господь, освя-
щающий вас. (Лев. 20, 7–8)

Все постановления Закона Господня, относящиеся к жизни обществен-
ной, осуществляются судьями, которые призваны бдительно следить за
их исполнением. Поэтому злословие по поводу судей или правителя (נשיא
‹наси́› «князя», буквально «возвышенного») Законом категорически
воспрещается: если эти люди оказываются недостойны своего звания, то
они смещаются, а если достойны, то злословить их великий грех:

Судей не злословь и начальника в народе твоем не поноси. (Исх.
22, 28)

И следом дается предписание о том, что все «первое», начальное, чем
Бог одаряет человека, будь то плоды земли, первенцы скота или перво-
родный сын человека, должно посвящаться и отдаваться Господу.

Не медли приносить Мне начатки от гумна твоего и от точила твоего;
отдавай Мне первенца из сынов твоих;


                        

    – 453 –    
                                                                                                                                     


То же делай с волом твоим и с овцою твоею: семь дней пусть они бу-
дут при матери своей, а в восьмой день отдавай их Мне. (Исх. 22, 29–30)

Предписание имеет в виду содержание сословия священнослужителей-
левитов за счет приношений в Храм (Втор. 18, 3–5). Что же касается
первородного сына, то он, конечно же, не «приносился в жертву», как пы-
тались проинтерпретировать это место некоторые горе-толкователи, а дол-
жен был либо посвящаться на служение Господу при Скинии (Храме) для
оказания помощи левитам, либо выкупаться у священников символиче-
ским выкупом в память спасения еврейских первенцев в Египте (Исх. 13,
12–15; 34, 20; Числ. 3, 40–48). Однако повеление о «первинках» и пер-
венцах имеет и символическое значение: первая мысль человека должна
быть всегда обращена к Богу, первый порыв его чувства должен быть на-
правляем к любви Божьей, и тогда благословение снизойдет на все дела
рук его…                      

И, наконец, последний стих 22-й главы:

И будете у Меня людьми святыми; и мяса, растерзанного зверем в по-
ле, не ешьте, псам бросайте его. (Исх. 22, 31)

Предписание о мясе, «растерзанном зверем» (תרפה ‹тэрефа́› «рас-
терзанное»; это слово стало у евреев собирательным названием всякой
пищи, запрещенной Законом), дается здесь как пример «освящающих»
предписаний. Ведь возвещены законы о чистой и нечистой пище будут
лишь позже (Лев. 11), но для освящения плоти (а вместе с ней и «живот-
ной» части души, находящейся в крови Лев. 17, 14; Втор. 12, 23) дает-
ся указание на то, что не всякая пища чиста (ср. Лев. 17, 15–16).

Это же предписание было признано впоследствии апостолами Иисуса
одним из необходимых для обращающихся в веру язычников (см. Деян.
15, 20 и 29 здесь слово «тэрефа» передано греческим πνικτος ‹пникто́с›,
а в Синодальном переводе русским «удавленина», т. е. мясо животного,
не закланного по способу, предписанному Законом; см. Лев. 17, 13).

Соблюдение ритуальной чистоты, по смыслу стиха Исх. 22, 31,— одно
из условий «святости». Древнееврейское слово קדש ‹ко́деш›, здесь упот-
ребленное, буквально означает освящение в смысле «отделения» (от буд-
ничного, профанного, нечистого) и является производным от глагола קדש
‹када́ш› «отделять», «делать сакральным», «посвящать». «Кодеш» неч-
то, предназначенное Господу (Который Сам абсолютно свят) и выделенное
из обычных условий существования: Скиния или Храм с их принадлеж-
ностями (сакральное пространство), суббота и другие праздники (сакраль-
ные «времена», или дни), племя левитов (сакральное колено), освящаю-
щий себя для Бога человек (например, назорей Числ. 6, 1–3) и т. д.
Итак, быть «людьми святыми», буквально אנשי־קדש ‹анше́й-ко́деш›
«мужами святыни», «мужами отделения», значит отделяться от зла, греха
и нечистоты, выходить из-под власти своей животной природы (см. срав-
нение с псом Исх. 22, 31) и служить Богу духом.

В последнем стихе главы особенно поражает соседство предписания
о святости с указанием на необходимость избегать нечистой пищи. Каза-
лось бы, эти два положения несопоставимы по своей значимости и не мо-
                        

    – 454 –    
                                                                                                                                     


гут стоять рядом в одном стихе! Однако в том-то и состоит жизненная
сила и непреходящая актуальность Закона Божьего, что он принимает во
внимание духовно-душевно-телесный состав человека и рассматривает все
его уровни и сферы в их взаимосвязи: как без одоления низших ступеней
лестницы невозможно взойти на высшие ее ступени, так и без обуздания
и очищения телесно-душевного естества нельзя достичь духовных высот.

На примере нескольких предписаний из числа 613, помещенных в гла-
вах 21–22 Книги Исход, мы видим, насколько совершенен Закон Божий
и как все его заповеди составляют то мудрое, высшее единство, о кото-
ром сказал царь Давид:

Я видел предел всякого совершенства, но Твоя заповедь безмерно об-
ширна. (Пс. 118, 96)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


                        

    – 455 –    
                                                                                                                                     


 

 

 

 


 

 
 

Главная страница  |  Новости  |  Гостевая книга  |  Приобретение книг  |  Справочная информация  |